Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
72 актуальных событий

«Для зрителя это новый опыт переживания встречи с искусством»

Самоорганизации сегодня: открытие пространства Plague Office в Казани

До 14 января в Казани можно посетить групповую выставку Plague Expo Show, приуроченную к открытию нового выставочного пространства Plague Office и мастерских. В экспозиции представлены работы художников из Казани и Краснодара, которые исследуют вопрос о том, в каких отношениях сегодня находятся дизайн и искусство. Plague — это объединение кураторов, основанное в Краснодаре в 2018 году. Участники группы исследуют новейшие художественные темы, среди которых эстетика и этика постцифрового мира, субъектно-объектные отношения в эпоху мутирующего капитализма, постчеловеческие и объектно-ориентированные повестки дня. В интервью ArtTube один из основателей проекта Plague Артур Голяков рассказал о том, чем отличается площадка в Казани от краснодарской, о концепции нового пространства и о ближайших событиях, которые планируются в Plague Office.

Артур, давайте начнем интервью с беседы о пространстве Plague Space, которое открылось несколько лет назад в Краснодаре. Что с ним сейчас? Проходят ли там выставки?

Артур Голяков: Да, сейчас там проходит выставка «В теневом бане / Shadow Banned» — художника из Балтимора Майкла Басселя. В этом году у нас несколько раз менялось расписание выставок. В первый год работы мы провели 12 выставок, а в этом лишь 6, но мы продолжаем работу.

А в какой момент у вас возникла идея открыть новую площадку и почему именно в Казани?

А.Г.: С марта 2020 года я живу в Казани и мысли открыть здесь спейс были с самого начала. Я долго присматривался к обстановке и местной арт-среде, искал разные странные места под аренду. В итоге работу над пространством в Казани пришлось отложить, так как в конце 2020 года мы с командой открыли Plague Space в Краснодаре, что потребовало от нас много различных ресурсов и времени. В этом году мы пригласили казанскую художницу Зухру Салахову стать частью команды Plague и уже вместе с ней решили открыть пространство.

Кто сейчас в составе группы Plague?

А.Г: Сейчас в нашем составе Зухра Салахова, Ваня Венмер, Стас Лобачевский и я.

Plague Office концептуально отличается каким-то образом от Plague Space?

А.Г: Это совершенно разные проекты. Краснодарское место представляет из себя white cube, полностью готовый для показа выставок. В нем за два года прошло 18 выставок, три из которых курировали мы. Plague Office предполагает совсем другой формат и подход, которые обусловлены спецификой интерьера и тем, что это мастерская, в которой есть присущие ей предметы. Здесь планируется меньше приглашенных художников и больше экспериментальных и кураторских выставок от нашего коллектива. Мы будем позволять себе то, что не можем делать в Plague Space, например регулярно делать выставки нашего коллектива, сосредоточимся на развитии художественной практики Plague именно как арт-группы. В планах провести серию наших выставок, которые можно будет рассматривать как один большой проект. Среди наших задач — знакомить местных зрителей с искусством нашей группы, с нашим подходом, с международными художниками, развивать или формировать местное сообщество.

А кто будет работать в мастерских и каким образом? На постоянной основе или же в формате резиденций?

А.Г: Plague Office — это две комнаты в которых располагается мастерская Зухры Салаховой и моя, в этом же помещении есть еще две комнаты-мастерские, художников Артема Сильвера и Саши Шардак. Текущая выставка под кураторством Plague проходит в комнате Саши и в Plague Office. До выставки мы почти два месяца делали ремонт и еще не успели завершить все, что планировали. По факту это место еще не успело побыть мастерскими, но мы в первую очередь рассматриваем его как рабочее пространство для себя, в котором иногда будут выставки.

По какому принципу вы планируете приглашать художников для сотрудничества?

А.Г: В основном мы планируем работать с иностранными художниками, с которыми мы ранее не сотрудничали, возможно, будет небольшое количество имен из России. Хочется работать с не самыми очевидными художниками. А в целом мы придерживаемся примерно того же принципа, что и все четыре года нашей деятельности, — работа с художниками и кураторами, движущимися с нами примерно в одном направлении.

Есть ли еще какие-то подобные пространства в Казани? Я имею в виду формат artist-run space. Как там вообще обстоят дела с самоорганизованными художественными инициативами?

А.Г: За время моего присутствия в Казани, я не наблюдал подобных инициатив на регулярной основе, а те, что мне доводилось видеть, выглядели довольно случайно. Наверное, единственный хороший рабочий пример — Центр современной культуры «Смена», но это уже довольно крупная площадка.

Артур, а что вам как художнику дает участие в группе Plague?

А.Г: Новые знакомства. За четыре года работы мы познакомились, наверное, с парой сотен художников со всего мира, со многими поддерживаем связь. Опыт, который сложно получить в России при других обстоятельствах, например, понимание многих рабочих процессов, включенность в международное поле искусства.

На ваш взгляд, какую роль сегодня играют самоорганизации? Что они дают художникам/зрителям?

А.Г: Я могу говорить, наверное, только о тех видах самоорганизаций, к которым сам принадлежу или с которыми доводилось работать. Думаю, самое главное — это расширение поля искусства, демократизация его производства и доступа к нему. Для художников речь в первую очередь идет о возможности выставиться, попробовать для себя новые подходы и непривычные форматы, которые сегодня изобретаются в большем количестве, например, выставки в странных, не приспособленных для этого местах. Для зрителя это новый опыт переживания встречи с искусством, его доступность.

Какое будущее у самоорганизаций в России? Могут ли они стать альтернативой галереям?

А.Г: Опять же, смотря о каких самоорганизациях идет речь. Если говорить об artist-run space или о еще более независимых номадических проектах, то, наверное, это самая рабочая модель сегодня в нашей стране. Хотя последний год все меняется слишком быстро, и я не готов взять на себя ответственность предсказывать будущее. Самоорганизации и галереи находятся в разных плоскостях, они не взаимозаменяемые, но в разные периоды какие-то из вариантов могут быть более востребованы.

Расскажите, пожалуйста, о ближайших событиях в Plague Office. Также было бы интересно узнать о проектах самой группы Plague, которые сейчас реализуются или планируются.

А.Г: В Plague Office в конце января мы планируем соло художника Ноя Трэвиса Филлипса из Боулдер, Колорадо. После него ожидается выставка нашей группы. По возможности мы будем чередовать свои выставки с выставками приглашенных артистов. Также мы хотим начать делать проекты, пересекающиеся с областью art & fashion. Первый такой проект будет весной, в виде презентации небольшой коллекции молодой фэшн-дизайнерки из Пензы. Недавно в ЦСК «Смена» в Казани открылась выставка Terminal B под нашим кураторством, которая продлится до 12 февраля. В первой половине следующего года у нас запланировано три выставки Plague в artist-run пространствах, находящихся в Москве, Брюсселе и Копенгагене. Помимо привычной деятельности мы начнем издавать малотиражные зины, посвященные отдельным выставкам и проектам.

Беседовала Евгения Зубченко
Фотографии предоставлены Артуром Голяковым