Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
98 актуальных событий

Интервью с художником Владимиром Потаповым

22 октября в галерее pop/off/art состоялось открытие выставки Владимира Потапова «Кирилл Благолепов, 32 года, Москва». В данном проекте художник выступает исследователем медиа пространства, работает с темой влияния соцсетей и манипулирования общественным сознанием. Герой изыскания – Кирилл Благолепов, а точнее профиль в facebook, который, является фейк-аккаунтом, созданным специально для накручивания голосов, лайков и других активностей.

Владимир, вы являетесь уже достаточно крупной фигурой в мире современного искусства: совместные проекты с Владимиром Дубосарским, персональная выставка в Германии, участие в бразильской биеннале и многое другое. Какие проекты вы считаете наиболее важными и как вы к ним пришли? Отправляете ли вы заявку на участие, или вас приглашают?

Владимир Потапов: Я оцениваю свои работы не проектами, в которых они участвуют, а сериями. У них своя судьба: участвуют в выставках, аукционах, получают рецензии и отзывы. Это самостоятельная взрослая жизнь. Я на нее уже никак не влияю. Все серии появлялись по-разному – как случайное наблюдение, или неожиданный результат эксперимента в мастерской. Заявки я не подаю, потому что знаю, как устроен процесс. У меня был эксперимент – я отправил примерно 300 заявок во все существующие биеннале мира и почти 80% запросов оказались вообще без ответа. Остальные вежливо ответили, что состав художников формирует приглашенный куратор. То есть это наглядный пример того, что художественный мир является сообществом, построенным на личных отношениях и связях, просто так прийти с улицы и быть включенным в проект – не получится. Куратор выбирает только тех, кого хорошо знает, это означает, что у каждого куратора есть пул авторов и интересующих его тем, на основе которых он организует свои выставки. Отношения с куратором строятся на основе личных знакомств и рекомендаций общих знакомых художников, критиков и прочих. Художник чаще всего получает предложения к участию, сам ничего не делая. Такие предложения базируются на том, что приглашающий куратор знает об авторе практически все, благодаря его прежним успешным проектам.

Тема ваших работ всегда отсылает к истории, архивным фотографиям, почему? Какой месседж вы хотите донести до зрителя?

Владимир Потапов: Мои прежние серии часто базировались на фото советского периода – это так. Для меня это личная тема, я постоянно пытаюсь разобраться со своей идентичностью, понять на сколько глубоко сидит во мне советская ментальность и как она на меня влияет. Конкретно в этой выставке из 11 работ только 4 содержат в своей основе отсылки к советскому периоду, остальные 7 – о нашем времени. Тут стоит сказать, что вся живопись сделана на основе публикаций в фейковом аккаунте Кирилла Благолепова и я просто их использовал. Предыдущая серия «Внутри» – полностью базировалась на использовании фото советского периода, потому что ее основная идея заключалась в том, что через процарапывание – это был метод создания изображения – я актуализирую глубинные слои в живописи, точно также как сегодня наша власть достает из глубины советского прошлого прежние лекала и формулы для своей политической активности как внутри страны, так и за ее пределами.

Использование голографической пленки в ваших работах, по вашим словам, отсылает нас к фаворскому свету, при этом вы чаще всего обращаетесь к советским сюжетам. Связываете ли вы эти два явления?

Владимир Потапов: Голографическая пленка тут тесно связана с золотым фоном православных икон, у которых сияние – это божественный свет, тогда как у пленки сияние технократическое, характеризующее уже не религиозное общество и сознание, как свет икон, а технократическое или пост-технократическое. Сочетание советских и современных сюжетов с технократическим сиянием для меня является указанием на цифровую природу современного изображения. Аналоговые картинки сменились цифровыми, вся реальность активно перемещается в виртуальный мир, под этим влиянием меняются абсолютно все области жизнедеятельности человека. Происходит постоянный процесс обновления, за которым многие просто не успевают.

Ваше последнее исследование – влияние соцсетей и общественное манипулирование. В чем, по-вашему, проявляется это давление на пользователей социальных сетей, и к каким последствиям это может привести?

Владимир Потапов: Скорее тут нужно говорить не о давлении, потому что оно, скорее следствие, а не первопричина. Прежде всего, активное вытеснение реального мира цифровым. Единственное, что нас удерживает от полного погружения – это недостаточно развитые информационные технологии, но это вопрос времени, а также наше физическое тело. А вот информация – напротив, благодаря новым средствам коммуникации, полностью перешла в цифру. Современные технологии уже смогли полностью подчинить себе зрение и слух, на подходе тактильные ощущения, потом все остальное. Как только это произойдет человек уже не «вынырнет» из цифровой пучины. Современные дети уже воспринимают цифровую реальность, как полноценную часть мира и не понимают, как было без нее.

Проект по очеловечиванию Кирилла Благолепова – пройденный этап, или вы будете возвращаться к этой теме, возможно, развивать персонажа, или саму идею взаимодействия с социальными сетями?

Владимир Потапов: Для меня изучение соцсетей, а шире – информационных технологий и новых способов манипулирования общественным сознанием, представляется очень интересной темой. Это та область, за которой я постоянно наблюдаю. Текущая выставка – первая, где этот интерес превращается в полноценное художественное высказывание. Могу точно сказать, что данная область будет все больше оказывать влияние и, как вы сказали, давление на человека, на его поведение и предпочтения. Я продолжу следить за этим и, возможно, что-то из этого выйдет.

Чувствуете ли вы связь с этим персонажем? Вы его только зафиксировали, или же в нем есть какая-то ваша личная история?

Владимир Потапов: У меня была история в Instagram, когда за 5 минут ко мне подписалось примерно 300 подписчиков. Мой телефон раскалился от уведомлений. Я начал проверять кто эти люди и обнаружил, что все они «Кириллы Благолеповы», которые через час отписались от меня. Эта была то ли чья шутка, то ли направленный саботаж, чтобы системы безопасности сети заподозрили меня в накрутке и забанили мой аккаунт. Этого не произошло, но я понервничал. У меня связи нет с ним никакой, скорее я воспринимаю его как часть виртуального мира вместе с вирусами, троянами, dos атаками и блогерами.

Говорят, что в скором времени благодаря достижениям в области изучения искусственного интеллекта можно будет обходить различного рода блокировки, и помимо репостов боты смогут писать собственные посты, заводить себе реальных друзей. Верите ли вы в такую возможность? Как вы к этому относитесь?

Владимир Потапов: Последние года полтора Илон Маск и Марк Цукерберг активно ратуют за идею ограничения и контроля в области развития искусственного интеллекта, чтобы в один прекрасный день мы не оказались в «Матрице» сестер Вачовски. Современные нейронные сети уже совершают то, что немыслимо было еще несколько лет назад. А дальше – больше. Сейчас мы находимся только в самом начале пути очень серьезных перемен.

Хотели бы вы очеловечить Кирилла настолько, чтобы с ним действительно можно было бы пообщаться, то есть загрузить в бот-программу все его факты из жизни, написанные посетителями на колоннах, и украсить его характер анализом личности, который провел Роман Истомин?

Владимир Потапов: Это было бы интересным продолжением выставки. Уже сейчас существует возможность на основе генетического материала ископаемых животных при помощи генной инженерии возрождать оных, но это запрещено и засекречено. То же самое, думаю, можно будет сделать и с цифровыми душами. В Японии уже есть голографическая певица Мику Хацунэ, собирающая стадионы. Так что, это уже не проблема, только нужно понять, куда такого голографического Кирилла девать. Может поручить убирать улицы или отправить учиться в какую-нибудь школу современного искусства?