Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
0 актуальных событий

«Нам интересно возвращение визуального»

Вторая выставка программы «Фокус»: краснодарские художники представляют проект «***lump»

В начале ноября в рамках выставочной программы «Фокус»* в мастерской Фонда Владимира Смирнова и Константина Сорокина был показан проект краснодарских художников Владимира Омутова, Артура Голякова и Стаса Лобачевского под названием «***lump». В интервью ArtTube, художники рассказали, что им интересно «вскрывать» пространство, искать те особенности и элементы, из которых образуется едва уловимое настроение того или иного места.

Расскажите, пожалуйста, о том, что вы представили на выставке и, как собственно появилась идея подобного проекта?

Владимир Омутов: Я давно хотел сделать шоу в пространстве мастерской Смирнова-Сорокина, мне интересна эта площадка. Так вышло, что в процессе переписки Владимир Логутов предложил сделать групповую выставку, а я в свою очередь позвал ребят поучаствовать. Ну и далее естественно началось обсуждение и разработка идеи. На выставке я представил объекты, которые монтировал уже в мастерской.

Артур Голяков: Часть работ я взял с предыдущих проектов, остальное делал дома и какие-то детали доделывал уже на месте. Наверное, это ближе к скульптуре.

Стас Лобачевский: У меня аналогичная ситуация. Какие-то работы я создал в Краснодаре, что-то собирал здесь на месте.

Вы уже делали раньше какие-то подобные совместные проекты втроем или это ваш первый опыт подобного сотрудничества?

Артур: Со Стасом мы много работаем над проектами для «Plague», а Вову мы как-то позвали для участия в одной из наших выставок.

Когда я готовилась к интервью, то как раз наткнулась на информацию об этой группе – «Plague», деятельность которой, как написано на страничке в сети «Вконтакте», направлена, в частности, на исследование таких тем, как «эстетика пост граффити и оккультные корни капитализма». В связи, с чем вы решили создать ее и кто еще в ней состоит?

Артур: Несколько лет у меня был некий период затишья, я пытался понять, что и как дальше я хочу делать. В прошлом году мне предложили сделать выставку в бургерной. На тот момент я немного скептически отнесся к этому, но в итоге решил взяться. Мы встретились со Стасом, Ваней Венмер и Пашей Безором, обсудили все, так и появились «Plague» и наше первое шоу. До недавнего времени это и был наш состав, но летом Паша Безор переключился на какие-то другие вещи и теперь мы работаем втроем.

Вернемся к выставке. Вы дали ей название «***lump», что в переводе с английского означает «глыба». Что вы вкладываете в это название? Еще мне очень понравился сопроводительный текст* к выставке. Откуда он?

Владимир: Массив, глыба, дробленная на чужеродные или, наоборот, на близкие по стилистике, подходу и мышлению объекты.

Артур: Я лично перевожу его как ком, как что-то, что может застрять. А по поводу текста, спасибо, это я его написал.

Владимир, вы создаете объекты, которые как бы захватывают, подчиняют себе пространство. Мне кажется, что и «Plague» пропагандирует идею самозахвата. Можно ли сказать, что вот эта интервенция в пространство, его подчинение себе и есть та тема, которая вас объединяет?

Артур: Слово самозахват вряд ли подходит к описанию нашей деятельности. Да, мы определенно работаем с конкретным местом, но это скорее вскрытие того, что там уже было. Каждое пространство имеет какие-то особенности, которые можно использовать в своих целях. Если упростить, то можно назвать это настроением, которое едва уловимо и образуется сочетанием разных элементов. Например, цвет стен, расположение окон и наличие подсвечника. И мне интересно, какие связи можно уловить между объектами, что можно из этого извлечь. Я думаю, это присуще большинству наших проектов. Вообще же нас объединяют скорее какие-то пересекающиеся взгляды на искусство и общий подход.

Владимир: Согласен с Артуром. Да, некоторые мои объекты достаточно агрессивны и работают с доминирующей позиции относительно пространства, но это лишь несколько серий, и я бы не стал в целом так описывать свою деятельность.

Артур и Стас, я сделала вывод, что вы оба пришли в современное искусство из граффити-среды. Я знаю, что у Артура, например, есть псевдонимы «Крас» и «Billy», а вы, Стас, известны под именем «Стас Тоска». Расскажите, пожалуйста, о том, как вы пришли в эту субкультуру и насколько она вам сейчас интересна?

Артур: По поводу псевдонимов не совсем так. В действительности «Крас» («Kras») это граффити команда, в которой я состою, а «Billy» это сольная выставка, организованная мной в начале этого года. По поводу моего обращения к граффити, это не самая для меня интересная тема, если честно, поскольку пришел я туда, как и многие другие ребята. Более того, на мой взгляд, граффити и все что рядом — это вещи далекие от искусства, хоть мы и наблюдаем сегодня какой-то искусственный ажиотаж вокруг всего этого «street».

Стас: Заниматься граффити я начал в Москве под впечатлением от рисунков на улице. До недавнего времени я особенно не осмыслял свое рисование, но в какой-то момент пришел к тому, что хочется высказываться на другом языке. Я до сих пор рисую на улицах, но это история не про искусство.

Владимир, на вашем сайте размещены фото и видеодокументация ваших проектов, просмотрев эти материалы, у меня возникло ощущение, что и вы какое-то отношение имели к граффити. Вы когда-то работали на улице?

Владимир: Нет, не работал, я раньше занимался станковой графикой, иллюстрацией и тому подобным. Не могу сказать, что мне близко это направление. Только если воспринимать и смотреть на это как на орнамент, то да, иногда нахожу для себя забавные моменты.

Вопрос сразу ко всем. Какие темы в искусстве вас интересуют в первую очередь? Какие задачи вы ставите перед собой как художники?

Артур: Я бы ответил за нас со Стасом с позиции «Plague». Нам интересно возвращение визуального, чувствуется какая-то общая усталость от больших текстов и теорий. Сегодня вся эта рационализация пробуксовывает и нам нужно искать иные подходы и методы, за пределами привычных объяснений.

Владимир, а что интересует вас в искусстве? Невозможно не заметить связь вашего творчества с конструктивизмом, на ум сразу приходит Шухов, поскольку одна из его башен как раз в Краснодаре. Какую роль это направление играет в вашем творчестве?

Владимир: Конструктивизм является частью визуальной памяти, опыта, и я не могу его отдельно выделить от всего остального. Мне интересно работать с объемом, с формой, создавать массивные произведения. Для меня важно разрабатывать актуальную пластику, менять и сочетать различные приемы и ходы в производстве объектов.

Снова вопрос к вам. На вашем сайте есть текст о выставке в Краснодарском краевом художественном музее. Мне запомнилась история про то, как вам предлагали заменить некоторые слова. Вы пошли на это? И готовы ли вы вообще идти на подобные компромиссы, чтобы выставка не сорвалась, или же цельность высказывания для вас первична?

Владимир: Не могу сказать, что часто сталкиваюсь с подобным, но, да, бывают и такие моменты. В том случае я заменил одно слово, но был вынужден это сделать, поскольку не хотел доставлять проблемы своему другу, который на тот момент работал в музее.
В целом я не сторонник компромиссов и коррекции. Если из-за этого сорвется выставка, то ничего страшного не произойдет, реализация или перенесется, или пойдет в интернет.

Многие художники, выставлявшиеся в мастерской, говорили мне, что эта площадка им очень нравится, потому что она позволяет экспериментировать. Делали ли вы что-то новое для себя?

Владимир: Каждая выставка это часть процесса производства, движения и развития. И работа с площадкой, использование приемов и ходов (не обязательно креативных, новаторских и т.п.), к которым ранее не прибегали также является важной частью этого процесса.

Вы все трое на постоянной основе живете в Краснодаре? Если да, то расскажите, о том, почему вам там комфортней жить и работать (и комфортней ли?). Часто художники наоборот стремятся в Москву уехать, потому что в родном городе нет возможностей для роста.

Артур: Я долго собирался переехать в Москву, но в определенный момент все так сложилось, что я понял, для работы в Краснодаре у меня больше возможностей. Наверное, даже не лично для меня, а для нашего проекта «Plague». Мы работаем со специфическими площадками и в Краснодаре это легче организовать.

Стас: Нет необходимости жить в Москве для того, чтобы работать в глобальном контексте. Если у человека нет возможности попасть на выставку, он смотрит ее в интернете, и в этом случае не так важно, где она физически представлена.

Владимир: А я живу на два города.

Как бы вы описали сегодняшнюю художественную ситуацию в Краснодаре? Насколько там сейчас активно развивается арт-среда, много ли интересных художников вашего поколения?

Стас: В Краснодаре художественная жизнь протекает достаточно бурно, художников сейчас очень много и выставки проходят постоянно. Большой вклад в развитие местного сообщества делает ЦСИ «Типография». Они проводят просветительскую работу, устраивают кураторские курсы, на их базе функционирует Краснодарский Институт Современного Искусства.

Артур: Я думаю, стоит пока говорить даже не о художниках, а скорее о новом поколении зрителей, которым сейчас по 20 лет и они по-новому смотрят на вещи. Полагаю, в ближайшие годы это станет очень заметно.

А как краснодарский зритель воспринимает то, что вы делаете, да и современное искусство в целом? Часто ли вам приходится разъяснять суть своих работ?

Артур: Мне кажется, что то, чем мы занимаемся, на каком-то уровне доступно и понятно каждому.

Стас: В Краснодаре ситуация глобально не отличается от ситуации в любом другом провинциальном городе. Люди заинтересованы, определенный круг людей приходит на каждое наше шоу, но говорить о повальной увлеченности совриском трудно. Разумеется, вопросы возникают, но я склонен считать, что интерпретировать работу — задача зрителя и слова в этом случае могут только еще сильнее запутать.

Меня очень заинтересовала самопровозглашенная галерея на вершине Шуховской башни в Краснодаре — «Вершина Культуры». Вы и Стас тоже делали там выставку в рамках «Plague». Вы имеете отношение к созданию этой галереи? Много ли посетителей?

Артур: «Вершина культуры» это проект ребят из группы «Кюс», они предложили нам сделать тоже что-то на башне. По поводу зрителей, я думаю это знакомые и знакомые знакомых, хотя там были и случайные люди. Также нам писал внук Шухова, он посетил нашу выставку на башне.

Как краснодарские власти относятся к подобным интервенциям? Не было ли проблем с полицией у галереи?

Артур: У «Вершины культуры», насколько я знаю, не возникало проблем. В начале монтажа нам пытались препятствовать охранники из соседнего торгового центра, но мы просто игнорировали их.

Следите ли вы за тем, что происходит здесь в Москве? Может быть, вы могли бы назвать каких-то художников вашего поколения или старше, чье творчество вам особенно интересно? Необязательно московских, можно и российских, и зарубежных.

Артур: Из Московских художников я назвал бы Виталия Безпалова, Илью Смирнова и Дашу Кузнецову. Из зарубежных мне очень интересны совместные проекты Tilman Hornig и Paul Barsch, Ambera Welmann, выставки кураторов из Underground Flower, это первое что пришло на ум.

Стас: Что касается московских художников, к подборке Артура я бы еще добавил Александра Плюснина, а из зарубежных выделю дуэты Inside Job, TARWUK, а также художников Victor Timofeev и Stachu Szumski.

Владимир: Если называть, то пусть это будут Samuel Capps, _vvxxii, core.pan, Pakui Hardware, Darja Bajagic.

Можете что-то рассказать о своих ближайших проектах?

Артур: В ноябре у нас планируется открытие в московской галерее «ISSMAG Gallery», это групповая выставка, которую курирует наш проект «Plague».

Стас: Да, а в декабре пройдет еще одна большая выставка под кураторством «Plague», в ней примут участие, как русские, так и иностранные художники. Она пройдет в Ростове-на-Дону в галерее «Макаронка».

Автор фото и интервью: Евгения Зубченко

* В 2019 году Фонд Владимира Смирнова и Константина Сорокина запустил новую выставочную программу «Фокус». В рамках программы два раза в год в мастерской проходят выставки художников конкретного региона. Первая выставка открылась в феврале и была посвящена Ростову-на-Дону. Прочитать интервью с ростовскими художниками Ириной Грабковой, Александром Селивановым и Сергеем Сапожниковым можно по ссылке Мне нравится этот сумасшедший город

* Проснувшись ближе к вечеру, я не помнил большую часть ночи и как оказался здесь. Это привычное для меня место и все всегда рано или поздно завершается в нем. Возможно «здесь» это горизонтальное положение моего тела в пространстве. Тело, которое как будто все еще было переполнено радостью, но все же что-то изменилось. Это не была физическая тяжесть или чувство вины. Что-то инородное будто пребывало во мне. Я не знал, в какой части тела конкретно, скорее оно было везде. Но в то же время оно было гораздо меньше этого везде. Как стальной̆ стержень оно пронизывало меня от макушки до пяток. Оно было нерушимо, но я чувствовал, что легко могу его потерять. Одно неловкое движение мысли и все могло разрушиться как карточный домик, превратившись в плоскость, с которой уже нельзя иметь никаких дел. Плоскость нельзя рассмотреть со всех сторон, у нее одна сторона и в этот момент это явно не было ее положительным качеством.

Силы все еще переполняли меня, и я разводил руки в стороны, производя странные манипуляции пальцами, как будто мог их движением менять все вокруг, но ничто не привлекало мое внимание, и я не знал, на что направить присутствующую энергию.

Я мог выбрать любое направление и мне даже хотелось броситься в какой-то процесс, но осознавал, что, если выберу неверное направление, этот стержень разорвет меня изнутри, оставшись на прежнем месте, позади меня. Я помнил, как легко я раньше поддавался на этот призыв включиться в процесс, но всегда все заканчивалось где-то на пол пути, и я знал, что стержень вырвал часть меня, и остался на месте. Невыносимая тяжесть обрушивалась на мои плечи и начинала требовать меня снова оказаться в горизонтальном положении, в том месте, которое сейчас я могу назвать «здесь». Пока стержень и силы все еще пребывали во мне, лучшее, что я мог сделать в этот момент, это заставить себя и дальше спать. Спать, потому что я не знаю направления. Спать, потому что это лучший способ избавиться от стержня незаметно и безболезненно. Уснув, я не замечу, как он растворится во мне и утратит свою жесткость. Он станет текучим и податливым, до тех пор, пока что-то во мне вновь не придаст ему жесткость.