Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
0 актуальных событий

«Память ускользает, если ее не зафиксировать»

Проект «ЭКСПЕДИЦИЯ_01. НИГДЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ» в ЦТИ «Фабрика»

До 2 апреля в зале «Оливье» ЦТИ Фабрика представлена выставка-исследование команды* молодых художников, не заставших 1990-е, которые размышляют над тем, какой отпечаток оставили события недавнего прошлого в нашей жизни. Проект изучает кризис истории и утраченных утопий на примере локального и исчезающего пространства — большого загородного дома в городском округе Домодедово, строительство которого было начато в 1995 году и так и не было закончено. О том, как художники смотрят на прошлое сквозь призму современного искусства, читайте в интервью с куратором проекта Майклом Арутюняном.

*Художники: Алена Астахова, Лена Власова, Полина Гисич, Дарья Головкова, Мария Панина, Александра Тен

Объект вашего исследования — большой загородный дом, строительство которого началось в середине 90-х годов. А как вы нашли этот дом?

Майкл Арутюнян: Сооружение планировалось в первую очередь как независимое производственное пространство обувного кооператива «Кристина», которым руководили мои родственники. Также у них была большая команда рабочих, художников, архитекторов. С этим местом я был знаком ранее, я знал его историю в общих чертах. Мне интересна эта территория как репрезентативный кейс, который отозвался и в художниках. Они, кстати, тоже были знакомы с домом, и у них давно чесались руки на предмет того, чтобы что-то там сделать, потому что поработать в пространстве, остановившемся во времени, — это уникальная возможность. Мы там жили, знакомились с его историей, его материальным и нематериальным наследием. Кроме того, мы «общались» с сотрудниками кооператива «Кристина», а именно собирали документальные сведения о них, ведь связь с работниками производства резко прервалась после закрытия кооператива в конце 1990-х годов. Идея возникла очень спонтанно, когда я закрывал свою выставку «Конструкты паттернов. Часть II: Город» в галерее «На Песчаной». Мы хотели устроить Artist-talk с художницей Леной Власовой, которая у нас сейчас представлена на выставке, но тогда случились все те события, в которых мы сейчас находимся, и поэтому провести беседу не получилось. Тогда мы с Леной решили поболтать за чашкой чая на всякие разные темы. Она предложила этот дом как такую точку эксперимента, с которой можно что-то сделать, как-то поработать с контекстом. В итоге мы зацепились за эту мысль и дальше потихоньку начали разрабатывать проект.

Я хочу уточнить один момент. Именно этот шикарный особняк задумывался под кооператив «Кристина» — или изначально там планировалось построить что-то другое? Просто здание выглядит слишком богатым для обычного кооператива.

Майкл Арутюнян: Особняк строился под три идеи. Кооператив «Кристина» по производству обуви — под эту идею был выделен как раз самый большой корпус. Его подготовили, но сотрудники там так и не успели поработать (сам кооператив размещался в Москве). Вторая идея — художественная мастерская, артель для художников. И третья — жилое пространство. Его задумывали как пространство особняка, где можно жить и принимать гостей. Изначально был такой задел, что сотрудники кооператива могли бы оставаться в этом доме, для них планировалось создать комфортные условия. Но на доме все не заканчивается, это пространство в один гектар. Есть домик для собак, пристройка под гараж, а также под крытый бассейн и сауну. Создан ландшафт, задумывались мощеные дорожки, уличные фонари, подготавливалось пространство для большого фонтана. Очень интересное место, где присутствует смесь разных стилей в архитектуре: французское шато, что-то английское, даже какая-то византийская базилика. Я знаю мало таких историй, где были бы намешаны и работа, и искусство, и отдых.

Вы упомянули, что в рамках подготовки проекта жили там. Расскажите, пожалуйста, о том, как проходила работа на месте.

Майкл Арутюнян: В самый первый заезд в августе приехал я вместе с Леной Власовой и Полиной Гисич. Мы с ними как раз тестировали методы, которыми можно было бы исследовать это пространство, работая на стыке с археологией, антропологией и источниковедением, не исключая и свободные художественные жесты. Первым делом мы прогулялись по основной территории, потом стали жить и работать в доме, где присутствует очень много ограничений. Там нет воды и отопления. Для воды нужно включать шланг в подвале, наливать воду в бутылки и поднимать на самодельной лебедке на третий этаж. Мы устраивали беседы, смотрели фильмы на проекторе: про кооперативы, про 90-е, — и много рекламы из того времени, чтобы понять в какой атмосфере жили люди. Мы находили очень много книг и газет, которые остались от рабочих и от сотрудников. С Леной и Полиной мы устроили наши первые разведки по пространству, создали таблицу с описью объектов. Каждую комнату в этом пространстве, каждый лестничный пролет мы разделили на участки. Собрали первые коллекции. На двенадцатый день приехали Александра Тен и Алена Астахова, а Полина и Лена уехали. Мы с ними протестировали формат сайт-визитов, которые ожидали в будущем, собирали уже их коллекции. Сайт-визиты — это наши однодневные поездки в дом по выходным, чтобы смогли поработать художницы, которые не смогли присутствовать на заезде, Дарья Головкова и Мария Панина. Таким образом мы все вместе собирали коллекции, все это разбивали на разряды, категории, зачищали, находили очень много информации, производили работы, эскизы, этюды, много брейнштормили. Сайт-специфическая работа на стыке с другими дисциплинами помогает лучше понять все богатство современного искусства, что оно существует не только ради себя, но и может вступать в коммуникацию с другими областями. Это мне кажется очень важным в нашем проекте.

Выставочное пространство поделено на три зоны: «Архив», «Коллекции и процессы», «Взгляд художника». Что это за зоны?

Майкл Арутюнян: Зона «Архив» встречает зрителя у входной точки, около кураторского текста, затем продолжается на балконе. Она представляет срез локальной истории дома на фоне бурных 90-х. Здесь можно увидеть слайд шоу, фотографии, найденные в пространстве, технические кадры дома, архивные материалы, документы, протоколы, заметки, а также обувь, которую производил кооператив. Здесь зритель настраивает свою оптику, узнает, о чем речь, и уже дальше погружается в другие слои проекта. Зона «Коллекции и процессы» демонстрирует процесс нашей работы. На балконе можно посмотреть документальный фильм о том, как мы существовали в этом пространстве. А внизу, в небольшой нишу между колоннами, линией представлены индивидуальные коллекции художников, которые мы собирали в рамках наших разведок. Также в этой зоне есть каталог коллекций, где собрана полная информация о каждом артефакте. Мы разместили QR коды, поэтому каталог можно изучить не только на выставке, но и потом открыть его онлайн, поразмышлять, поизучать в индивидуальном факультативном режиме. Третья зона самая обширная — «Взгляд художника». Это уже художественный итог нашей экспедиции: комментарии, импульсы, аффекты художников на полное для них погружение в историю, в 90-е, в этот дом, в контекст проблем памяти, коллективной травмы, кризиса истории, прошлого. «Взгляд художника» все время играет на контрастах между свидетельствами и реконструкцией памяти, между фактами и воображением. Мы здесь представляем память как пластичную структуру, которая видоизменяется, когда свидетельства могут превратиться мистификацию или во что-то воображаемое. Память ускользает, если ее не зафиксировать, не осмыслить и далее не переработать.

На открытие пришло очень много людей. Понравился ли зрителям ваш проект? Какие вопросы они задавали?

Майкл Арутюнян: На открытии было очень интересно общаться со зрителями. Многие говорили, что 90-е и правда ощущаются. Ко мне подошел мужчина и сказал, что он даже поностальгировал о своем прошлом и погрузился в те времена. Многие оценили зону коллекции с найденными артефактами. Мне казалось, что история с коллекциями будет довольно формальной, однако зрители воспринимают собранные нами предметы как те, что окружали их в прошлом, среди которых они росли. Сейчас эти предметы оказались на пьедестале, они подсвечены и немножко под другим углом представлены, как некая метафора времени. Выставка многими воспринималась как история, которую мы зафиксировали и сохранили будто бы в колбе или в баночке. С другой стороны, присутствует чувство мистики, недосказанности, что-то похожее на «Сайлент Хилл» или «Твин Пикс». Некая тревога нарастает, как бы незаметно подкрадывается. Интересно наблюдать подобное и анализировать.

Это ваш второй кураторский проект. Вам интересны темы памяти, прошлого, коллективных травм… А что еще вы исследуете в рамках своих кураторских практик?

Майкл Арутюнян: Я исследую сайт-специфичность как метод и междисциплинарность как подход. Мне интересно исследовать невидимые сожженные страницы нестабильного прошлого страны, которые отражены в конкретных пространствах и являются собирательным образом. Мне интересно исследовать исторические дискурсы, связанные с памятью и травмой, а также колониализм, постколониализм и деколониализм. Мой первый проект, состоявший из двух частей, «Конструкты паттернов», — это первые опыты в создании групповых выставок-исследований. Первая попытка сделать какую-то продолжающуюся историю. Я там тоже, по сути, исследовал пространство: пространство дома и города. А также человека, который находится в этом шаблоне, из которого нужно как-то выбраться, и художники предлагают разнообразные, порой радикальные, способы, как можно разломить эту матрицу. В нынешнем проекте я вновь об этом говорю, но уже как-то более собранно. Люди в 1990-х годах тоже учились жить заново, пытались выйти из шаблонного представления о том, чем была их родина до распада СССР и демонтажа советской системы власти. И все так или иначе можно проследить в опыте сегодняшнего дня.

Проект называется «ЭКСПЕДИЦИЯ_01». Очевидно, стоит ожидать продолжения?

Майкл Арутюнян: Нас интересуют сумеречные пространства, вибрирующие, мерцающие, стирающиеся, находящиеся в состоянии руинирования, поэтому мы решили, что мы с художниками дальше будем исследовать места памяти и через их отражение изучать нестабильное прошлое страны. «ЭКСПЕДИЦИЯ_01» была сделана в экспериментальном формате, то есть мы нащупывали методы, которыми мы можем воспользоваться, чтобы заниматься нашими исследованиями. Цель нашего проекта в будущем — это, во-первых, создание некой методологии, благодаря которой мы можем погрузиться в бездну прошлого и нащупать какое-то нетривиальное представление об истории. Во-вторых, наша команда расширяется новыми участниками: исследователями, видеографами, новыми художниками и экспертами в области истории, социальной антропологии и так далее. Очень важно давать голос дискретным героям времени, о которых мало кто говорит. История кооператива «Кристина» отлично помогает нам рассказывать о том времени, дает зрителям возможность почувствовать историю в механике постпамяти. Наш проект про знакомство, про пространство, про места и про память, про травму, про изъяны и дыры, про слепые пятна. Про то, как наше поколение может принимать историческое знание от предшествующего поколения и как мы можем передать новый опыт будущей генерации.

А есть уже прицел, с каким новым местом вы будете работать?

Майкл Арутюнян: Да, вторая экспедиция будет посвящена советским (сталинским) санаториям либо домам отдыха. Там могут быть свои новые подтемы, например культ отдыха и культ тела, память тела или советская модерность. Это уже в зависимости от того, какой санаторий мы найдем. У нас есть представление и выборка, но в этот раз уже не будет спасательной лодки, как в текущем проекте, потому что с этим пространством была ранее известна история, а с санаториями мы будем с нуля изучать локальную идентичность, историю и события, происходившие на глобальном историческом уровне. Ведь мы исследуем локальное через глобальное. Французский историк Пьер Нора в своих концептах про места памяти и историю-память говорил, что, объединив локальную и глобальную историю, мы создадим более честный и правильный исторический нарратив.

Интервью: Евгения Зубченко
Фотографии: Таня Сушенкова