Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
407 актуальных событий

Региональная мода и современное искусство. Интервью с художницей и дизайнером Алисой Горшениной

ArtTube взял интервью у художницы и дизайнера Алисы Горшениной – автора выставки «Уральская шкура», открывшейся на ВДНХ в павильоне №16 «Гидрометеорология».  Мы порассуждали об уральской специфике и трансформации современного искусства в пространстве моды и дизайна, в котором человеку уделяется роль пассивного потребителя.

Как и чем живет мода в провинции? Какова специфика уральской моды?

– На мой взгляд, нет такого понятия «уральская мода». На Урале, как и везде, люди разные. Массы в принципе не думают о моде, но есть и такие, кому важно выражать себя в одежде. Мой проект не об этом. Коллекция одежды – это мои наряды, то в чём я хожу. Они посвящены местности и людям, которых я вижу вокруг, но эта одежда не для них, а для меня. Это моя защита от них и одновременно нападение. На Урале нет никакой специфики моды, и как я уже говорила, всё, как и везде. Возможно, именно поэтому я создала проект именно в рамках направления «Мода», потому что я ощущаю специфику места, которая никак не выражена визуально. Я как бы назначаю себя человеком, который представляет Урал с такой стороны. На самом деле никто не носит такие вещи, как те, что представлены на выставке. Мы не увидим на Урале много эпатажа и свободы. Однако, именно так я хотела показать уральскую моду. Это нечто внутреннее, что оказалось снаружи. В коллекции немало пересечений с животным миром, это очень важно, т.к. провинциальный народ сохраняет внутри себя зверя: элемент выживания, приспособления к местности. В общем, всё это далеко от привычных ассоциаций со словом «мода», и моя коллекция скорее даже не одежды, а костюмов, ритуальных нарядов для меня. О людях, но не для людей.

Видите ли вы четкую границу между модой, современным искусством и дизайном?

Думаю, что со временем границы стираются, но всё же они есть. Разные люди по-разному разграничивают эти понятия. Я уже давно не ставлю границы, но всё же поправляю людей, когда они называют меня дизайнером, потому что это не моя история. Все эти три понятия связывает искусство, то есть именно оно внедряется в поле моды и дизайна, а не наоборот. Например, мой проект – это внедрение искусства в среду моды. А если быть более точной это искусство, рассмотренное со стороны моды, но при этом оно так и осталось искусством, а не стало модой. Исходя из вышесказанного, складывается ощущение, что границы вроде бы и есть и нет одновременно.

Как вы считаете, насколько приверженность моде является осознанным процессом? Понимают ли люди, что надевая тот или иной наряд, они совершают некоторое высказывание, конструируют свою идентичность?

Я думаю, что приверженность к моде у каждого возникает по разным причинам. В моей жизни нет примера человека сильно приверженного моде, чтобы я могла об этом рассуждать. Я всегда считала и до сих пор считаю, что понятие «это модно» – это не существующее понятие, и модная индустрия сама по себе это демонстрирует. Но возможно, многим сложно понять, что имеют в виду люди, которые создают «моду». Мне кажется, что вся модная индустрия пытается показать свободу, свободу самовыражения. Но когда это воспринимается  слишком прямолинейно, возникают странные массы людей бессознательно приверженных моде, и идея о свободе самовыражения уничтожает сама себя. Возможно, и я неверно трактую моду, но мне по крайней мере хочется верить, что так оно и есть.

Как лично на вас повлияла среда Урала?

Всё, что я делаю, это и есть влияние среды Урала. Он в каждой работе, в непрерывном тандеме со мной. Сам по себе Урал с его пыльными городами и заводами, конечно же, здесь ни при чём, речь идёт о природе, лесах и атмосфере местности. В концепции выставки указаны темы мистики, искажений пространства и магии, но конечно же, это не значит, что прогуливаясь по центру Нижнего Тагила, вы можете увидеть нереальных существ или провалиться во временную яму. Хотя такие случаи бывают. Речь идёт об общем состоянии местности и соответственно о состоянии людей. Я называю это «уральской комой» и на протяжении долгого времени рассуждаю на эту тему, анализируя свои ощущения. Думаю, на каждого художника влияет место, в котором он и она находятся. Есть разница между уральскими художниками, сибирскими, московскими и т.д.: кто-то умело скрывается  под маской актуального искусства, а кто-то работает с тем, что имеет, с тем, что действительно оказывает на него влияние.

Автор интервью:

Альбина Кудрякова