Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
64 актуальных событий

Самоорганизации сегодня: галерея «Devyatnadtsat`»

Весной на территории одного из бывших московских заводов открылось новое независимое выставочное пространство — 19 DEVYATNADTSAT’. Оно функционирует и как artist-run площадка, и как site-specific галерея, также здесь проводятся мастерские, воркшопы, лекции и артист-токи, а в будущем планируется сделать резиденцию для художников. Соорганизаторами этого места стали художница Анна Таганцева-Кобзева и куратор Петр Пирогов, которые в интервью ArtTube рассказали* об особенностях пространства и о том, как они выбирают авторов, с которыми сотрудничают.

*Интервью было подготовлено 14.09.22

Wormhole by NXCSS+KÆMEERA.

— Аня, что подобная площадка дает тебе как художнику? Не мешает ли твоим собственным художественным практикам?

Анна Таганцева-Кобзева: Сначала было довольно трудно. Запуск проекта всегда забирает много сил, но сейчас я уже больше адаптировалась. Я думаю, в целом помогает, позволяет посмотреть на свою работу с другой стороны. И раскрывает новые нюансы. В любом случае это очень интересно, и мне самой не хватало такого места, теперь оно есть. Вообще у нас давно созревала такая идея. Мне кажется, когда мы только нашли это помещение, уже стало понятно, что оно идеально подходит под галерею, но на тот момент там находилась моя мастерская. Плюс еще очень хотелось больше выставок с классными художниками.

— А был ли у вас до этого опыт организации подобных площадок?

Анна Таганцева-Кобзева: Именно подобных не было, но я делала фестивали и выставки еще довольно давно, то есть опыт организации художественных событий, курирования есть. Если говорить о первом опыте именно с площадкой, то это APXIV, тогда вначале мы тоже запускали именно пространство. Как раз Петя занимался документами и формальными вещами.

Петр Пирогов: Да, APXIV стал и моим первым опытом организации площадки. Было очень интересно и захватывающе, в то же время появилось понимание многих процессов, на которых строится функционирование художественных проектов, что, конечно, сильно упростило запуск нашего нового пространства.

VITALY by VITALY BEZPALOV.

— Есть ли еще какие-то особенности у вашей площадки, о которых было бы интересно рассказать? Я прочитала, что вы придумали сделать съемную стену, чтобы пространство стало более гибким. А для каких целей?

Анна Таганцева-Кобзева: Да, стена есть. Когда мы делали ремонт, сразу закладывали, что у художников есть разные потребности и идеи. И мы попытались выжать максимум из возможного. В планах еще сделать свет более гибким в использовании.

Петр Пирогов: Из особенностей также есть второй антресольный этаж, на котором достаточно уютно и есть кухня. В дальнейшем мы планируем сделать там место, где художники могли бы отдохнуть, обсудить проекты, доделать работы. В общем, полноценная резиденция.

— Я думаю, здесь уместно рассказать и о самом заводе Мосштамп, где, собственно, находится галерея. Можно ли назвать это место сформировавшимся арт-кластером?

Анна Таганцева-Кобзева: В какой-то мере — да, тут много производств и мы много кого знаем. И нам поэтому легко договариваться или узнавать о том, как, что, за сколько и у кого можно сделать. И соседи нам помогали с ремонтом сильно, даже местные дедушки дворники, которые тут с советских времен работают, пытались как-то подключиться. Вообще поскольку завод маленький, тут своя атмосфера, как будто бы ты за городом, что ли, ну и все друг друга знают.

Hurricane Lily by Sasha Puchkova.

— «Devyatnadtsat`» — это не только artist-run площадка, но и site-specific галерея. А каким образом реализуется работа с местом/пространством?

Анна Таганцева-Кобзева: Да, но site-specific пока был только один. Это проект с Сашей Пучковой, но в планах еще несколько. Например, мы собирались открывать выставку в саду — «Богемская роща», но теперь пришлось ее перенести внутрь. Скоро будет анонс о ней, кстати. «Devyatnadtsat`» так расположена, что с одной стороны находится прекрасный и очень фактурный двор, а с другой стороны — собственный сад. Плюс завод — это закрытая территория, охрана и руководство завода довольно лояльны к использованию пространства двора. И хочется, конечно, больше экспериментов от художников с site-specific. Пока многие боятся и отказываются. С Сашей мы вначале хотели делать выставку в саду, но у нас из-за урагана рухнул забор, и пришлось менять планы, переносить все во двор. Но мы тогда уже определились, что некоторые работы будут имитировать утилитарные предметы, типа подушек на стуле, и стол уже было в планах использовать. Поэтому все довольно органично получилось вписать в пространство двора. Возможно, даже лучше, что выставка прошла во дворе, а не в саду.

— А каким образом вы отбираете художников? Есть ли некий набор критериев, которым должны соответствовать авторы, чтобы показать у вас свой проект?

Анна Таганцева-Кобзева: Может, прозвучит амбициозно, но мы, как нам кажется, ощущаем некоторую тенденцию среди художников, которая не ограничена российской сценой. Мы верим, что именно из такой тенденции впоследствии вычленится художественное направление, по которому будут судить наше время в истории искусства. И нам хочется показывать это только прорастающее искусство, оно довольно изменчивое, поэтому не хотелось бы тут задавать рамки. Все-таки у нас кураторский проект, поэтому для нас выбор происходит по любви или интересу. Но одновременно мы сторонники того, чтобы работы были сделаны качественно. Даже если это обертка из конфет с рисунком, то все должно классно вместе работать. Кроме того, мы сейчас видим нехватку мест, где бы именно учили классно работать с материалом, делать нормальную презентацию проектов, так что мы начали курсы и артист-токи, чтобы проблему как-то решить.

Throw of the dice by Arthur Plague.

— Можешь ли ты рассказать о каких-то знаковых, этапных проектах из тех, что уже состоялись? Или, может быть, о тех, что особенно запомнились/полюбились?

Анна Таганцева-Кобзева: Не хотелось бы кого-то конкретно выделять, все они для нас важны. Еще очень интригуют проекты, которые у нас в планах. Очень ждем каждую следующую выставку.

— На твой взгляд, какую роль сегодня играют самоорганизации? Что они дают художникам/зрителям?

Анна Таганцева-Кобзева: Думаю, очень важно, что появляются различные площадки. Это дает оживление и меняет общий контекст взаимодействия художников. Сейчас многие институции находятся в стагнации из-за происходящих событий, и их можно понять, культурный обмен происходит с трудом. Тут независимые площадки выступают как альтернатива институциям и, мне кажется, помогают сохранить диалог.

— Расскажите, пожалуйста, о дальнейших планах по развитию площадки.

Анна Таганцева-Кобзева: Мы называем себя галереей, формально да, это артист-ран спэйс, но мы хотели бы развиваться как галерея и образовательная площадка тоже. Мне нравится этот микс, хочется, чтобы было больше и галерей, и артист-ран спэйсов. Сейчас мы запускаем мастерские и воркшопы, в планах работать еще как резиденция, но пока ищем на нее финансирование. Плюс есть в планах пару обменов площадками с другими артист-ран спэйсами. И сокураторские проекты. Планов много, но сейчас такое сложное время, что очень непросто задавать сроки. Поэтому мы довольно щадяще стараемся относиться к нашему проекту.

Петр Пирогов: В дальнейшем будем больше проводить воркшопов в наших мастерских, в планах сделать регулярный workshop weekend по работе с белым камнем и другими редкими техниками.

Интервью: Евгения Зубченко
Фотографии: Варвара Топленникова

19 DEVYATNADTSAT’ в социальных сетях