Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
60 актуальных событий

Самоорганизации сегодня: галерея «White Tube».

Не так давно на территории ЦТИ Фабрика в Москве художник Эльдар Ганеев открыл новое выставочное пространство — галерею «White Tube», расположенную в длинном и узком коридоре его мастерской. Это не первый подобный проект художника: десять лет назад у него уже была независимая площадка в Москве — галерея «Be In Art», где можно было увидеть выставки еще мало известных авторов. Об особенностях нового пространства, текущих и будущих проектах, а также о важности взаимопомощи в нынешние времена мы и поговорили с Эльдаром Ганеевым.

Расскажи, пожалуйста, как ты оказался на Фабрике и как возникла идея открыть подобное необычное пространство?

Эльдар Ганеев: Я подал заявку на получение мастерской по программе поддержки mid-career artists — на конкурс «Фабричных мастерских». Я помню, как приехал, открыл дверь и увидел перед собой очень длинный и узкий коридор. Я сразу подумал: это же white tube — самая узкая в мире галерея. Дело в том, что у меня уже был аналогичный проект, он назывался «Щель — самая узкая галерея в мире». Но то была инсталляция на групповой выставке в «Типографии». Так что «White Tube» это продолжение моего проекта. Но еще я очень сильно хотел хоть чем-то помогать художникам. Мой переезд сюда совпал с трагическими событиями, происходящими в нашей стране. Художникам очень трудно сейчас. Отменяются выставки, закрываются галереи. Я подумал, что раз уж меня пригласили на Фабрику резидентом, то будет классно открыть галерею и приглашать сюда художников.

У тебя есть художественная стратегия, связанная с этой галереей?

Эльдар Ганеев: Как я уже сказал, первое — это помогать художникам, в особенности начинающим, тем, у кого было совсем мало выставок или не было еще ни одной персональной. Глядя на свою арт-карьеру, я вспоминаю, насколько важно, особенно в самом начале, чтобы были эти выставки. Моя галерея находится в «сакральном» месте — на территории ЦТИ Фабрика. Поэтому, просто даже для CV художника полезно, что у него была выставка здесь. Кроме того, я очень ценю помощь, которую мне оказала Фабрика: я получил такую замечательную мастерскую! И я хочу этой помощью поделиться! В рамках программы «Фабричных мастерских» я должен сделать свою итоговую выставку в зале Оливье. Изначально я планировал довольно юмористическую выставку. Я в принципе люблю заниматься юмористическим искусством, поскольку через иронию, самоиронию можно много хороших мыслей до зрителя донести. Теперь концепция совершенно иная: я предлагаю художникам принять участие в этой выставке и сделать совместную работу. Рабочее название выставки — «Будем вместе» — про то, чтобы помогать друг другу в трудные времена.

А по какому принципу ты отбираешь художников и проекты?

Эльдар Ганеев: Я как-то объявлял опен-колл в соцсетях, но не обновлял его, однако кто-то запомнил. Мне, кстати, недавно уже задавали этот вопрос: «По какому принципу формируется выставочная политика галереи?». Я ответил: «Случайным образом». (Смеется). Люди просто предлагают свои проекты, я могу отказать, только если мне это совершенно не нравится. Главное для художника — понимать, что сейчас происходит в современном искусстве, что происходит в стране, какие возможности у галереи, в том числе физические. Чаще всего люди, которые хотят здесь выставиться, понимают это и шлют проекты, которые подходят. Например, Тара Тарабцева, исходя из своего милого вязаного искусства, сделала очень точную выставку для этого пространства и текущего времени.

Раз уж ты упомянул Тару, то можно поговорить о тех выставках, которые проходили здесь. Сколько их уже было?

Эльдар Ганеев: Было четыре выставки. И они все абсолютно разные. Открывающей выставкой стала наша совместная с Сергеем Катраном — «Линия». Это был диалог двух художников на тему автоматического спонтанного рисунка. Сергей предоставил маленькие отрывные листочки из записной книжки, на которых он много лет что-то рисовал, например, думая о чем-то или просто разговаривая по телефону. А я их переводил на бОльшие форматы, в форматы картин. И тогда я еще обратил внимание на один интересный эффект. Когда ты проходишь эти 20 метров, а у тебя слева и справа изображения, ты идешь в определенном темпе, и они проплывают мимо тебя, словно кадры из кинопленки. Я бы хотел, чтобы на одной из выставок кто-нибудь специально использовал этот эффект.

А ты не планируешь здесь свою персональную выставку?

Эльдар Ганеев: Не знаю. Я же готовлю свою большую выставку для финального проекта, но, возможно, придумаю проект и для «White Tube». Вернусь к прошедшим выставкам. «Некропалимпсест» — проект Маруси Морковкиной, художницы из Краснодара и моей студентки в Краснодарском институте современного искусства (КИСИ). Она делала такую выставку портретов с некоторой кладбищенской тематикой. Потом Тара, про которую я уже говорил, ее выставка называлась «Я буду рядом». Она исследовала одну интересную особенность галереи. Высота и ширина стен — больше, чем в какой-нибудь «жирной» европейской институции! Но от стены нельзя далеко отойти, ты сразу упрешься в соседнюю стену. И Тара нарисовала гигантских собак, но, чтобы их рассмотреть, надо было встать упершись в противоположную стену спиной и вращать головой. Я люблю такие моменты, когда исследуются механизмы репрезентации искусства. Недавно был показан проект Дианы Галимзяновой «Снятся ли мертвому Ктулху электроовцы?». Он совмещал выставку, видеопоказ и перформанс.

Многие подобные самоорганизованные площадки помимо выставок также проводят дискуссии, концерты, фестивали, видео-показы и многое другое. Ты не организуешь здесь чего-то подобного?

Эльдар Ганеев: Я как раз готовлю событие — арт-игра наподобие Мафии. Тот же механизм, только у нас в игре действующие лица — это художник, куратор, галерист, арт-критик и зрители, которые будут тянуть карты, получать роли, потом обсуждать и так далее. Не обязательно, что пришедший художник будет играть роль художника, он может стать и зрителем, и критиком. Но эта игра не просто для развлечения, это дискуссионный клуб о современном искусстве. Я еще пока пишу правила.

Что галерейная деятельность дает тебе как художнику?

Эльдар Ганеев: Ответ на этот вопрос я получил очень давно. Примерно через год после образования группировки «ЗИП», мы решили создать Краснодарский институт современного искусства (КИСИ). Стали делать выставки других художников, читать лекции про современное искусство, хотя сами еще особо многого не знали. И тогда я почувствовал, что, когда ты делаешь какой-нибудь проект с другим человеком, ты заряжаешься его идеями, мыслями, его энергией! Ты получаешь больше, чем отдаешь, — это какое-то чудо! Есть такая вечная для всех творческих людей тема, как творческий кризис: «Я нахожусь в депрессии, не знаю, что делать, ничего не получается». Но если у тебя есть рядом люди, с которыми ты занимаешься вместе искусством, готовишь выставки или другие события, — никогда у тебя не будет творческой депрессии! «Пинок» тебе даст человек, который находится рядом с тобой. Взаимодействие с другими людьми всегда выводит из подобного состояния.

На твой взгляд, какую роль сегодня играют самоорганизации? Что они дают зрителям/художникам?

Эльдар Ганеев: Самоорганизации художников были всегда. Можно сказать, что современное искусство началось с самоорганизации. Я имею в виду выставку 1874 года в галерее фотографа Надара на бульваре Капуцинок в Париже — первая выставка импрессионистов, которые называли себя тогда «Анонимным обществом художников, живописцев, скульпторов и граверов». Или взять историю неофициального советского искусства. Даже при железном занавесе проходили квартирники, существовала Лианозовская группа, состоялась Бульдозерная выставка. Наверное, в самоорганизациях во все времена и зарождается самый интересный авангард.

Интервью: Евгения Зубченко
Фотографии: Таня Сушенкова, Евгения Зубченко (заглавное фото)