Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
611 актуальных событий

Так или этак

Живописные эксперименты от ивановской группы художников «Così o cosa»

14 мая в мастерской Фонда Владимира Смирнова и Константина Сорокина, открылась выставка под названием «СМИК». Группа молодых художников из Иваново, работающих в творческом союзе «Così o cosa», сочетает в своем проекте несочетаемое, digital art с живописью, постоянно экспериментируя с формой и содержанием. Владимир Рогов, Иван Намулат и Илья Близнец рассказали в интервью ArtTube о том, почему им приходится ночевать в мастерской и как им удается приходить к согласию, работая втроем.

Расскажите о своей выставке. Начнем с названия. СМИК это какая-то компьютерная аббревиатура?

Иван: Да, СМИК это один из способов цветопередачи при переносе картинки для печати, то есть какого-то цифрового варианта уже на баннер или холст. По-английски пишется как CMYK, но в народе есть много вариантов названия — СМУК, СМАК… Каждая буква обозначает какой-то цвет: желтый, пурпурный, голубой и черный. Вот мы как раз себя описали как три первых буквы, а последний, черный, это как бы цвет компьютера. Эта выставка уникальна и отличается от предыдущих тем, что мы здесь сотрудничаем с машиной. Сам процесс создания объектов это изначально работа с компьютером, использование его не совсем по назначению, а потом мы уже сверху дорабатываем то, что получилось.

Владимир: При работе на компьютере тот или иной результат цвета получается в зависимости от процентного соотношения. Так и у нас: 10% сделает один, 20% — другой, а остальные 70% — третий. Нас трое и четвертым в этом деле участвует компьютер. Это многослойный процесс. Сначала компьютер пытается работать как человек, создать нечто творческое, под нашим контролем, конечно. Потом компьютер делает уже непосредственно свою работу, печатая все это ровно. У него все получается идеально ровно, как человек не сделает. Потом человек пытается повторить компьютер. То есть мы берем уже готовый рисунок и меняем его. Здесь есть элементы, которые не отличишь от напечатанных. Зрителю будет трудно понять, кто это сделал: компьютер или человек. И на последней фазе мы уже работаем, как работает человек, добавляя какие-то элементы. Вот, например, этот большой баннер. Сначала на компьютере сделан эскиз, потом напечатан в большом формате, после чего мы пытались его доработать так, как это можно было бы сделать на компьютере, но уже от руки. Потом добавили человеческой работы, местами не аккуратной. Один из художников, что заходил в мастерскую пока мы работали, сказал, что это какой-то абстрактный пейзаж. Когда мы это делали на компьютере, это выглядело совсем иначе, и на пейзаж даже намека не было. Вот эти черные точки по всему холсту получились для меня неожиданно…

Мне некоторые из них напоминают животных…

Владимир: Да, сначала, когда мы стали рассматривать итоговый вариант, то нашли медведя, носорога, морского льва. Какие-то такие узнаваемые формы, мы думали их доработать, но получилось бы слишком в лоб. Поэтому мы оставили их как есть. Или, например, этот большой баннер, который уходит в пол. Здесь присутствуют элементы из картин нескольких других художников. Интересно, что баннер напечатался с пикселями, мы где-то не досмотрели качество, я, когда увидел его, подумал, что придется выбросить. Но, начав над ним работать, мы поняли, что наоборот круто получилось.

То есть сейчас вам интересен digital art?

Иван: Если говорить об этой выставке, то да. Для нас это новое направление.

Владимир: Я бы добавил, что для нас важно было не просто сделать digital art, а приложить человеческую руку к этому. Потому что, как нам видится, очень многое в искусстве сейчас уходит в автоматику. То есть даже уже печатают картины на холстах, есть художники, которые руками вообще не работают, все на компьютере. Нам хотелось развить эту тему, приложив руку художника. Где-то наложить неровные мазки, где-то лишнего добавить. Преобразовать автоматику в большую человечность. Мы любим экспериментировать, нам интересны новые формы. Поэтому, кстати, мы почти никогда не делаем эскизы. Мы приезжаем, раскладываемся и…

Илья: Нет, ну, наверное, все же делаем, но итоговый результат всегда отличается от первоначальных эскизов.

Владимир: Я не делаю. У парней эскизы часто меняются. Когда делаешь ровно по эскизу, то это сразу же бросается в глаза.

Иван: Да, такой эффект будто бы ты перестарался. У нас часто получается лучше, чем было задумано в эскизе. Даже эта экспозиция постоянно трансформировалась. За неделю, пока мы тут работали, зал менялся раза три.

Сразу несколько выставок, которые зритель, увы, не увидит?

Владимир: Да, экспозиция менялась не раз. Тут вообще в центре была такая масштабная инсталляция из кассетной пленки, мы много привезли старых VHS кассет. Мы их поломали, тут стояла коробка, были разбросаны обломки, все это было навернуто на холст и по всему залу растянуто. Нам так понравилось это делать, что мы убили на это целый день, почти не рисовали. Эта композиция даже день постояла, но в итоге пришлось выбирать и картины все же победили. Мы не вылезаем из мастерской, постоянно что то новое придумываем. Давай так, а давай этак и это здорово. Очень живой экспериментальный процесс.

В экспозиции представлены и скульптуры. Они тоже созданы при помощи компьютера?

Владимир: Скульптуры это немножко другая история. Это холсты еще с нашей первой выставки в Иваново, проходившей в прошлом году. Она называлась «Полотенце». Там была концепция, что изначальный предмет приобретает не свойственные ему формы, превращаясь в объект искусства. Полотенце приобретает форму картины. Потом уже в процессе полотенца, будучи картинами, стали превращаться в другие объекты. Что-то стало шторой, что-то половиком. Здесь же мы продолжаем его перевоплощать, превращая полотенце-картину в скульптуру, в какую-то объемную форму.

Название выставки у вас необычное, но и название группы в этом плане ему не уступает. Онлайн-переводчик мне подсказал, что «Così o cosa» переводится с итальянского «так или этак»…

Илья: Да, «так или иначе», «так или этак».

Я так понимаю, название подразумевает некую спонтанность результата в вашем творческом процессе. То есть вы не всегда знаете, что у вас может получиться?

Владимир: Чаще всего, да, не знаем. Для нас творчество это эксперимент. Один думает об одном, другой о другом, третий о третьем.

А сколько времени при таком подходе у вас занимает работа над одним объектом? Сколько вы работали над этой выставкой?

Владимир: Вообще мы ставим рекорд по скорости оформления выставок. Первая выставка в родном городе, «Полотенце», была организована за неделю. Даже шесть дней. Над выставкой для Фонда мы работали неделю.

Илья: В первый день, как мы приехали сюда, мы сразу же на ночь здесь обустроились…

Владимир: Да, уже по привычке просто не выходили отсюда двое суток почти. Потом, конечно, сбавили темп, ходили ночевать домой.

А давно вы работаете вместе?

Владимир: Встретились и познакомились мы года три назад в институте, но сотрудничаем два года. После колледжа старшие друзья заставили меня пойти в институт, чтобы обучиться более специализированно навыкам, связанным с изобразительным искусством. Там ко мне подселили Ивана. Получилось очень смешно. Я Владимир из Иваново, а он Иван из Владимира. Мы жили в комнате под номером 337 Код Владимирского региона — 33, а Ивановского — 37 Мы сошлись во взглядах на искусство. Потом подтянули к себе Илью, с которым я познакомился на подготовительных курсах.

Илья: В моем случае, наверное, меня в искусство привело именно знакомство с Вовой, потому что в нем я увидел единомышленника. Как-то мы разговорились, сошлись во мнениях, постепенно я понял, что я хочу заниматься искусством.

Иван: Думаю, нам всем хотелось попасть в эту среду современного искусства, в итоге мы сами ее себе и создали.

Значит, в Иваново нет такой среды? А как ивановские зрители отреагировали на вашу первую персональную выставку?

Иван: Мне показалось, что нас не поняли. Там подобного никогда не видели, для них это было больше развлечением наподобие ярмарки. Забавно, весело и все. А хочется еще цеплять чем-то…

Владимир: Был один интересный комментарий от товарища из Союза художников. Он и раньше обращал внимание на наши работы, в этот раз, придя на выставку, он отметил один холст и сказал: «Дорогие товарищи, очень живописно». Наверное, он хотел нас похвалить… Художественная жизнь там такая же, как в любой российской провинции. Есть небольшой круг людей, которые понимают, что они делают, задают вопросы, работают с современным контекстом. Но в основном преобладает Союз художников, а это пейзаж, натюрморт… авангард. Союз художников это такая очень закостенелая организация, где все как в армии: сначала ты рядовой художник и далее наверх. На самом деле пришло очень много людей, около ста человек было на вернисаже. Мы не ожидали, что столько придет. Не только молодежь, но и старшие художники, мой учитель Александр Павлович Белов, например. Это очень хорошая площадка, она называется «6 этаж», единственная в своем роде. Заведующая кафедрой истории и культурологии ИГХТУ Мария Миловзорова открыла в одном из выделенных под это кабинетов на шестом этаже института мастерскую современного искусства, куда она приглашает молодых художников из Иваново и области. Там представлены экспериментальные вещи. Все-таки есть там люди, которые пусть и не систематически, но чем-то таким интересным занимаются.

Думаете, здесь вас поймут?

Владимир: Было бы интересно услышать мнения. Абстракция очень четко проводит границу между тем, что сделал художник и тем, что увидел зритель. В фигуративной живописи есть узнаваемый образ, который и считывается зрителем. Любопытно узнать, какой эффект будет иметь этот переходный момент от автора к зрителю. Пока мы здесь работали в мастерской, сюда иногда заглядывали художники, у них у всех были настолько разные мнения. Просто разорваться можно. Один приходит и говорит: «Вот эта работа самая лучшая». Приходит второй и говорит: «Это надо выкинуть! Это олдскул, господа, двадцатый век».

А вы сами ориентируетесь на каких-то конкретных художников? Рассматривая перед интервью ваши работы в интернете, которые были представлены на выставке «Полотенце», я обнаружила, например, следы Валерия Чтака. Так и было задумано?

Владимир: Серая такая картина? Всегда забавно, когда ты работаешь, ни о чем не думая, а потом кто-то говорит: «Это Чтак». И ты такой смотришь и думаешь: «Твою же ж … Да, это точно он». Потом вспоминаешь, что месяца два назад его картинки пересматривал. Но я не считаю, что это плохо, ведь мы все от реальности отталкиваемся. Так что я бы не стал кого-то конкретно выделять, что этого мы любим больше, другого меньше.

Вы отталкиваетесь от противоположностей, чтобы вместе создать что-то новое. Как вам все же удается приходить к согласию, если у всех разные предпочтения? Вы работаете по очереди над каждым объектом или все вместе?

Владимир: Работаем мы и вместе, и по очереди. Зависит от ситуации. Это постоянный творческий конфликт, но он носит созидательный характер. Это как раз то самое процентное соотношение, о котором я говорил в начале нашего разговора. Кто-то делает больше, кто-то меньше, потом приходит третий и перекрывает все, что сделал первый. Первый возмущается, перекрывает все, что сделал третий. Главное поймать момент сотрудничества. Когда твоя идея накладывается на идею другого человека. И не просто накладывается, полностью ее убивая, а начинает с ней сотрудничать. Важна уместность.

Автор фото и интервью: Евгения Зубченко