Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
72 актуальных событий

«Тема должна быть пережита мной»

Вика Малкова о своем проекте в галерее «Электрозавод»

После некоторого перерыва в галерее «Электрозавод» открылась новая выставка – «Артикул» Вики Малковой, пространственная инсталляция, включающая в себя объекты и живопись. В экспозицию вошли работы разных лет, в том числе и совсем новые, сделанные специально для выставки. В интервью ArtTube Вика Малкова рассказала о том, как профессия дизайнера интерьеров помогает ей в искусстве и почему строительные материалы сегодня покупают гораздо охотнее картин.

Какие художественные задачи ты ставила перед собой в рамках этого проекта?

Вика Малкова: Я бы сказала, что во многом это смотр моих работ, их такая отчетность. Когда галерея «Электрозавод» съезжала из НИИДАРа, я выкинула очень много чисто выставочных инсталляций. Поняла, что уже не буду их хранить лишь для того, чтобы выставить один раз за несколько лет. После переезда я стала снимать бокс для хранения, потом отказалась и от него. В итоге снова перебрала свои работы. Так потихоньку и сложилась тема с артикулом. Артикул и артикуляция — выделение главного, особенного. Кроме того, в прошлом году я сделала две выставки. «Все тревоги отключены» здесь же в галерее «Электрозавод» и «Аптечка» в галерее «Бомба». Мне хотелось продолжить визуальный ряд моих последних выставок, и я стала об этом думать.

Какие новые объекты ты создала для выставки?

В. М.: Я показала три новые серии живописи и включила в выставку референсы к своим предыдущим инсталляциям. В основу легла концепция серии работ «Перекрытия», а также объекты из проекта «Белая». «Перекрытия» — это фотографии различных строительных перекрытий и фрагментов, переведенных в романтический пейзаж. Индустриальная тема разрушения, которую я романтизирую. Мне кажется, сейчас тема довольно актуальна. «Белая» — серия скульптур, в том числе белый флаг. Белый цвет становится лейтмотивом всей выставки — цвет поражения, дипломатии и цвет диалога. Но работы здесь вторичны. У нас само пространство относительно «шумное», много трещин, с ним интересно работать, поэтому я давно хотела создать пространственную инсталляцию. Вообще я же интерьерщик по профессии, работала в сфере дизайна интерьеров и оттуда беру много идей.

Здорово, что у тебя такой бэкграунд, который в принципе позволяет тебе работать практически с любым пространством. Я помню, как в «Бомбе» ты полностью изменила помещение, создав белые фальшстены. Не все художники так умеют работать с пространством.

В. М.: Да, действительно есть авторы, которые с пространством не работают, у них работы заключены сами в себе. Я же решила здесь сделать на этом акцент и создала лабиринт, он полностью изменил восприятие нашего помещения. Лабиринт сделан из спанбонда, нетканый материал, который используется, например, для укрытия теплиц. Дима Филиппов еще шутливо называет его «Спанч Боб». К тому же над этим лабиринтом я думала в контексте несостоявшейся выставки с Катей Финкельштейн, мы долго планировали, начиная еще с самой пандемии. Сидели на дачах и придумывали групповую выставку. Она должна была состояться в марте этого года, но в итоге половина участников проекта разъехалась, включая и Катю. Вообще с выставками в этом году все сложно, много срывов и отмен.

Можешь ли ты назвать «Артикул» каким-то знаковым, этапным для тебя проектом? Или это в большей степени инвентаризация, попытка проанализировать, что у тебя на данный момент есть и куда двигаться дальше?

В. М.: Скорее второе. Кроме того, сейчас такое время непонятное. Не очень ясно, как делать выставки. У нас даже была здесь в галерее дискуссия, посвященная вопросам, связанным с восприятием современного искусства в текущих обстоятельствах. Мы обсуждали как меняется роль выставок сейчас. Ты игнорируешь повестку — плохо, а если создаешь высказывание на эту тему, то тут же находятся критики, обвиняющие тебя, что ты играешь с ней, делаешь карьеру. То есть люди по-настоящему в этом, а тут художник играется. Еще во многом отсюда у меня возникло желание отсмотреть свои работы разных лет. Мне кажется, они более-менее актуальные, и я хотела подать их таким образом, чтобы у меня не было внутреннего диссонанса.

Здесь ты также поднимаешь вопросы, связанные с ценой и ценностью произведения на рынке искусства. Мне кажется, сегодня все стало так сложно: художникам и раньше было трудно в финансовом плане, а сейчас и говорить нечего.

В. М.: Строительные материалы покупают гораздо охотнее картин. (Смеется.) Вот я думаю, если я вынесу сюда строительный материал и подпишу, к примеру, «экструдированный пенополистерол» с артикулом таким-то, его купят быстрей, чем мои работы.

Расскажи немного о себе. Как ты пришла в искусство?

В. М.: Я училась на дизайнера, сначала в колледже, а потом в институте на проектировщика интерьеров, но я чувствовала нехватку знаний в области современного искусства. Если там история архитектуры и дизайна более-менее была, то история искусства заканчивалась на Энди Уорхоле. Поэтому я поступила в Институт современного искусства Иосифа Бакштейна.

Первое время ты работала в паре с художницей Полиной Москвиной?

В.М.: Да, мы сделали с ней первую выставку в 2012-м году, до этого просто вместе выставлялись. Вообще люблю работать совместно с кем-то, наверное, поэтому я и задержалась на «Электрозаводе», поскольку здесь я могу работать с кем-то. Есть в чистом виде художники-индивидуалисты, им надо быть строго наедине с собой, а мне очень комфортно находиться в коллективе.

То, что ты сейчас делаешь, сильно отличается от того, что вы делали вместе с Полиной?

В.М.: Я работаю с более актуальными для себя темами, но они очень разные. Когда я училась в ИСИ, то для себя так сформулировала: главное, чтобы тема была моя, пережитая мной. Меня не очень интересуют моменты вторичности, того, что кто-то мог уже высказываться на интересующую меня тему. Единственное, лучше это знать и видеть, конечно, чтобы можно было сравнить и сделать лучше. То есть всегда необходимо делать предварительный ресерч, чтобы была насмотренность.

Ты являешься со-куратором галереи «Электрозавод». Как галерейная деятельность влияет на тебя как на художника?

В. М.: Я получаю отдачу. Сложно обозначить, какая она, но она точно есть. Наша галерея — это экспериментальная площадка, тут нет финансовой заинтересованности. В Москве вообще не очень много мест, где можно что-либо показать. Мы показываем много молодых авторов, студентов и делаем акцент на том, что у нас экспериментальные и процессуальные проекты. К нам очень часто приходят художники, которые работают с коммерческими галереями, но свои экспериментальные проекты они не имеют возможности показывать там, потому что в галерее им честно говорят: «Мы не будем ставить такую выставку, у нас нет ресурсов». В итоге они приходят к нам и реализовывают здесь какие-то свои новые идеи. Когда я занимаюсь нашей площадкой, у меня есть ощущение, что я делаю что-то хорошее и полезное.

Интервью: Евгения Зубченко
Фотографии: Дима Филиппов