Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
0 актуальных событий

В поисках призрачного замка

Проект «beyond the blue cellar» в галерее 19 DEVYATNADTSAT’

До 20 октября в галерее 19 DEVYATNADTSAT’ проходит совместная выставка художниц Ольги Парамоновой и Зухры Салаховой «beyond the blue cellar». В центре проекта сюрреалистическая инсталляция — замок-портал, олицетворяющий собой ощущение опустошенности, смятение и желание спрятаться. Важной линией здесь является осмысление иррациональности подобных стремлений к чему-то волшебному, на что указывает эфемерность объекта. В интервью ArtTube Ольга Парамонова и Зухра Салахова, работающие в совершенно разных техниках, рассказали о том, как им удалось найти точки пересечения и какие неожиданные новые идеи появились у них после работы над проектом.

Вы впервые работаете вместе. А были ли вы знакомы раньше? И что вам дал опыт совместной работы?

Ольга Парамонова: Нет, мы не были знакомы, но я видела, что делает Зухра. Идею выставки предложила сокуратор 19 DEVYATNADTSAT’ Анна Таганцева-Кобзева. Этот опыт дал мне очень многое. Помню, как я шла в последний день монтажа и думала, что сбылась моя мечта. Я уже давно хотела сделать совместный объект с другим художником, поработать с кем-то вместе. Кроме того, я немножко, с другой стороны, посмотрела на свои собственные практики. Стала работать чуть-чуть смелее и расслабилась окончательно. Мне кажется, у многих ребят есть такая история, когда ты формируешь от себя какие-то ожидания и пытаешься им соответствовать. Расслабиться и немного отпустить свои ожидания мне отчасти помогла графика, которую мы сделали совместно с Зухрой: у нее автопортрет, а у меня кролик и морковка. Я очень много делаю таких рисунков и раньше не считала их важными. Дело в том, что у меня довольно серьезная тематика, связанная с внутренними душевными переживаниями, а тут я вдруг увидела, как заиграли эти простые работы. В них появилась наивность, но при этом они отлично вписались в проект.

Зухра Салахова: Совместный опыт оказался для меня освежающим и бодрящим. Тем более, что я работала с очень интересной художницей, у которой совсем иной подход нежели чем у меня. Я попыталась расслабиться вместо того, чтобы все логически осмыслять и контролировать. Это было для меня в новинку. Так вышло, что я почти одновременно готовилась к двум совместным проектам с очень разными художниками. Хорошая возможность свою одну и ту же практику применять немного с разных сторон. C Ольгой наш диалог внутри выставки нежный, а со вторым художником, Артуром Голяковым, с которым мы вместе работаем над проектом в ЦСК «Смена», природа нашего диалога — конфликт, и это совсем другой результат. Мне нравится, когда с художником я говорю на одном языке, и у нас схожий чувственный аппарат. И в первом, и во втором случае, мне кажется, получилось именно так. Мы с Ольгой понимали друг друга на каждом этапе.

Ольга, а почему вам хотелось сделать объект именно с кем-то? Любите командую работу или что-то еще?

Ольга Парамонова: Да, очень люблю. Результат взаимодействия двоих это всегда нечто третье. В нашем проекте есть части нас обеих, но появилась еще и некая новая сущность. Очень интересный опыт именно в этом плане. А еще, может быть, мне немножко смелости добавляет, что кто-то со мной работает. Но по большей части речь идет именно о наблюдении и взаимосвязи.

Зухра, я слышала на вернисаже, как вы говорили, что после этой выставки хотели бы заняться живописью. А в связи с чем у вас возникло такое желание?

Зухра Салахова: Меня сильно утомляет то, что в моей практике сам процесс создания работы очень долгий и местами телесно-мучительный. В нем не так много места для чувственных поисков. Иногда работа столь кропотлива, что напоминает акты мазохизма. Живопись мне видится чем-то противоположным. Правда в живопись высокий порог вхождения и, я думаю, мне нужно потратить кучу лет, чтобы немного приблизиться к желаемому результату. С другой стороны, сейчас я стала активней реализовывать свое стремление к живописи в своих практиках: экспериментирую с окрашиванием тканей и начала живописные поиски внутри вышивок.

Может быть, и у вас, Ольга, тоже появились какие-то новые идеи после этого проекта?

Ольга Парамонова: Я точно думаю, что пойду в сторону графики. Я уже это начинала, но делала не так активно. Сейчас я уезжаю в другую страну на несколько месяцев, где непонятно с кем я буду жить и работать, и в каких условиях. Работать в подобном контексте с баллонами и большими форматами не очень удобно, как раз графика и выручает. Я думаю, что немножко трансформирую образы и попробую что-то добавить к тем душевным и физическим ощущениям, которые я транслирую в своих практиках.

Вы довольно разные художницы. Если для Зухры основной медиум — это вышивка, то вы, Ольга, работаете с живописью на ткани, а также создаете объекты из полимерной глины. Как вам удалось найти точки пересечения?

Зухра Салахова: Медиум это просто форма выражения мысли. Точкой пересечения на выставке, как мне кажется, как раз и была разность наших подходов. У меня была определенная очерченная цепочка из образов, складывающихся в историю. У Ольги живительная и свободная туманность и уклончивость в работах, которая делала все воздушным и витальным.

Ольга Парамонова: Хороший вопрос. Мы просто начали по очереди друг другу рассказывать какие темы мы исследуем. Все довольно просто. Обычный диалог. Обсуждая настроения наших работ, мы сошлись на идее некоего камуфлирования, желания спрятаться. В принципе забавно, что работы Зухры такие графичные, а мои наоборот — размытые. Вот этот момент мы и решили развить. Сразу же пришла в голову идея с лестницами, башнями, замками и этим камуфлированием предметов. Чуть позже у нас уже появилось очень много идей, из которых мы выбирали и собирали тот образ, который есть сейчас. Кстати, собирали мы его до самого последнего момента. У нас практически не было готовых работ, которые мы могли бы просто принести. В таких условиях естественно ты предполагаешь одно, а на деле получается что-то другое. Вы передумываете, подстраиваетесь под пространство.

Скульптурная композиция — замок-портал — выглядит довольно хрупкой. Это такой объект, который не только трудно перемещать, но и, как мне показалось, практически невозможно воссоздать идентично. А как вы пришли к идее создания такого необычного объекта? И из чего он состоит?

Ольга Парамонова: Его действительно не воспроизвести заново, получится уже другой объект, что мне и нравится: он существует в этом пространстве и по-другому его не будет. Такая нематериальность дает ему флер какой-то сказочности. Он проявился такой весь небесный и волшебный, и мы познакомились с чем-то сказочным за пределами нашей реальности. А потом его больше не будет. Было классно понимать, что эти призрачные образы, которые я использую в своей живописи, как будто выходят наружу. Словно чуть приоткрываются двери в этот мир, который виден еле-еле. Почему именно замок? Сама идея формы возникла из сделанной мной фотографии. Я сфотографировала свою живопись, где изображено солнце в мастерской, просто накинув работу на стол. Зухра увидела эту фотографию, ей понравилась идея, что мы как будто прячем что-то под тканью. Объект состоит из разных материалов: ткань, зеленый брезент и огромное полотно натяжного потолка.

Зухра Салахова: Не так давно я прочитала книгу «Империя знаков» и меня впечатлила японская культура подарков и упаковки. Вот цитата: «…толпы школьников в конце дня приносят своим родителям прекрасно упакованные свертки, наполненные непонятно чем, и выглядит это так, словно бы они возвращались из дальних странствий, где все вместе предавались сладострастию обертывания». Просто понравилась. И незадолго до этого я делала серию чехлов для выставки «Terminal B» — свой автопортрет-чехол.

Выставочное пространство 19 DEVYATNADTSAT’ является самоорганизованной художественной инициативой. И у вас, Зухра, и у вас, Ольга, это уже не первый опыт сотрудничества с самоорганизациями. Что вы в них для себя находите?

Зухра Салахова: Самоорганизации более свободны, изобретательны и открыты к новому опыту в вопросе демонстрации или производства искусства. Более гибкие и менее зависимые от большого количества вводных в отличие от институций. Не так давно я стала участником самоорганизации Plague в Казани, и мне нравится, что подобные группы коллективов формируют среду.

Ольга Парамонова: Думаю, это здорово и важно. Еще пару лет назад подобное считывалось как какая-то своя тусовка, где все варились сами по себе. Но пример 19 DEVYATNADTSAT’ показывает, что можно и по-другому. Кураторы пространства Анна Таганцева-Кобзева и Петр Пирогов не только организуют выставки, но также взаимодействуют с различными ярмарками и коллекционерами, проводят мастер-классы и дискуссии. Я вижу альтернативу в самоорганизациях. Они основа моего CV: másla lissé, Spas Setun, 19 DEVYATNADTSAT’. Я нашла свой срез галереей, где мне очень удобно и хорошо, но в то же время я понимаю, что мы не какие-то отшельники и нас легко найти. Мы можем делать то, что хотим и ни от чего не зависеть.

Интервью: Евгения Зубченко
Фото экспозиции: Евгения Зубченко