Cамая полная Афиша событий современного искусства Москвы
58 актуальных событий

В поисках загадочного Арке

Археология и забвение в новом проекте Сергея Гуськова и Славы Нестерова

В галерее-мастерской másla lissé, которую курируют искусствовед Сергей Гуськов и художник Слава Нестеров, открылась выставка «Дом Арке» («The Arche’s House»), где зрителям предлагается посетить дом некоего господина, внезапно исчезнувшего, но оставившего после себя множество таинственных артефактов. Вместо кураторского текста — не менее таинственное стихотворение, написанное непонятно кем и когда. Некоторые секреты ArtTube приоткрыл Слава Нестеров, а также художники Саша Госмант, Дарья Головкова, Катерина Веселовская, Александр Лемиш и Юрий Отинов.

Слава Нестеров.
— Мы приходим в пустой дом господина Арке, видим ящики с артефактами и другие предметы, а также его записки и стихи — пытаемся догадаться, что же случилось. Здесь много загадочных вещей. Проект сложился из нескольких референсов. Один из них — культура хардкорной электронной музыки. Я сидел дома и смотрел документалки о габбер-культуре, это музыка конца 80-х — середины 90-х, отличающаяся очень быстрыми и жесткими, даже жестокими ритмами. Изначально у нас с сокуратором проекта Сергеем Гуськовым возникла идея жесткой разрушительной выставки, где должны были присутствовать мотивы хардкор-техно, но в итоге, когда добавились другие референсы, она получилась мягкой и светлой. Второй референс — аннигиляционизм. Есть книжка, которая называется «Спекулятивный аннигиляционизм», ее содержимое сводится к вопросу о том, может ли ученый по каким-то артефактам понять как жил австралопитек. Австралопитек не является человеческим существом, это другой вид. Может ли человек помыслить, как жил и думал другой вид? Скорее всего, нет. Третья идея — это археология. Собственно говоря, «Арке» это первая часть слова «археология». Интересно, что здесь есть и реально найденный на улице предмет. Нам для выставки не хватало одного объекта, время поджимало, и вдруг я каким-то совершенно случайным образом увидел советскую чеканку, на которой изображен демон золотистого оттенка, а его рог обвивает женщина. Это часть какого-то гораздо большего объекта, но у меня совершенно нет понимания, что это мог бы быть за объект. Настоящий таинственный артефакт.

Саша Госмант. Без названия, 2023.
— Это графика, сделана углем, но не тем, что можно приобрести в магазине, а собственноручно сохраненным из огня. У нас случилась неприятность, на крышу дома упало большое дерево. Дерево спасти не удалось и его пустили на дрова. Именно этот уголь я и использовала. Здесь для меня важна подвижная природа огня. С одной стороны, он очищающий и согревающий, но также он может быть уничтожающим, сжигающим. В целом же все началось с моего увлечения поэтессой Анной Барковой, у которой была сложная судьба. Она 20 лет своей жизни провела в лагерях, ее судьба и произведения послужили толчком к моей серии цианотипий «Призрачные огни». А пьеса «Настасья Костер», вдохновила на создание этой графики. Также на выставке можно увидеть и два моих объекта: две костяные косы.

Дарья Головкова. Из проекта «Где бы ты ни был», 2021.
— Серия работ создана по мотивам старых диапозитивов. К работам невозможно приблизиться, образ начинает ускользать и распадаться. Между зрителем и объектом возникает и сохраняется непреодолимая дистанция. Наслоение образов создают и тут же разрушают разнообразные цепочки ассоциаций, возникающие у смотрящего, не предлагающие при этом окончательно верного варианта прочтения. Принадлежность образов к эпохе, семье или месту постепенно размывается, так же как и грань между личной и коллективной памятью. Мне нравится работать с темой забывания, искажения и интерпретации событий, которые оказываются далеки от нас во времени. В первую очередь, мне интересно придавать обыденным вещам из прошлого, измененным за счет многократного повторения исходного образа, новый облик и значение. Для меня это — медитативный процесс, способствующий принятию не только собственного, но и семейного прошлого, также отражающий специфику коллективной памяти как комплекс.

Катерина Веселовская. «В каморе наверху всегда кто-то спал, но мы не всегда знали кто»; Без названия, 2022.
— Меня перегнуло через чугунные перила моста
И начало выворачивать.
Как когда чьи-то окоченевшие пальчики впиваются между ребер.
Однажды мои волосы встали дыбом, как у собаки.
И до сих пор не опустились.

Александр Лемиш. «No fate», 2023.
— Работа про некую псевдоархеологию и невозможность судьбы кроме той, которую мы сами себе выбираем в этой проекции реальности. В своей художественной практике я занимаюсь переработкой современной реальности через влияние интернет-культуры и социальных сетей, их связью с повседневностью, пересборкой хоррор-эстетики и ее влияния на репрезентацию ментального здоровья в соцсетях через медиумы живописи, видео и инсталляции.

Юрий Отинов. «Уменяожилапицца», 2023.
— На выставке представлена моя абстрактная скульптура большого размера, созданная в технике папье-маше. В художественной практике я придерживаюсь исследования своих психических заболеваний, в частности депрессии. Я использую некоторые опции, которые заложены в самой болезни, и переношу их в свое творчество. Одна из таких опций это бессюжетность. Депрессия в своей острой фазе стирает восприятие, сознание и память. Забываются события, фильмы, книги и вообще в целом различные сюжеты. С учетом моего понимания собственного психического состояния мне хочется видеть свое творчество рельефным и бессюжетным, так что в основном я создаю абстрактные рельефы. Рельеф у меня заполняет все сюжеты. Объект я создал специально для этой выставки.

Беседовала: Евгения Зубченко
Фотографии: Наталья Меликова